Опубликовано : Июн 23, 2020

Механизмы преодоления, которые создает ДРК в связи с лихорадкой Эбола, корью и КОВИД-19

Эбола
Вирус Эбола. Кредит: NIAID

Эбола, вирусная геморрагическая лихорадка людей и других приматов, стала эндемичной в Демократической Республике Конго (ДРК). За 40 лет в стране было 10 вспышек, а недавно было объявлено 11.

Это почти наверняка связано с сосуществованием людей и животных (приматов и летучих мышей), переносящих вирус Эбола. Когда люди вступают в контакт с этими животными — или фруктами, которые они частично съели, — они сталкиваются с повышенной вероятностью заражения вирусом.

Кроме того, в стране произошла вспышка кори, насчитывающая более 300 000 случаев и более 6000 случаев смерти с 2019 года. В настоящее время ДРК сталкивается с пандемией COVID-19: 4637 подтвержденных случаев и 101 случай смерти на 13 июня 2020 года.

Это поднимает вопрос о том, как страна с ограниченными ресурсами может обрабатывать все вспышки одновременно. Тот же вопрос касается многих африканских стран. Например, вспышки холеры, кори и COVID-19 происходят в Камеруне и Нигерии, среди других стран.

Это также поднимает вопрос о том, являются ли ранние вспышки лучше подготовить систему здравоохранения страны или ослабить ее.

Столкнувшись с такой вспышкой, как Эбола, страна направит все свои финансовые, людские и материальные ресурсы на реагирование и прекращение кризиса. Это приводит к тому, что страны реагируют на один кризис за раз.

Африканские правительства должны начать переключать свое внимание на укрепление систем здравоохранения. Благодаря этому они смогут лучше реагировать на любые пандемии, одновременно предоставляя всем качественные медицинские услуги.

ДРК начала вносить изменения в образ мышления. Вовлеченность сообщества ДРК, исследования и тестирование, которые были усилены во время недавних вспышек, позволили стране лучше реагировать одновременно на самую последнюю вспышку Эболы, а также на вспышку кори и COVID-19.

Но это требует значительных финансовых ресурсов.

Как ДРК меняет свой подход

ДРК систематически занимается укреплением инфраструктуры здравоохранения, привлечением сообщества и проведением более качественных исследований.

Выделяются два шага. Во-первых, существуют значительные инвестиции в лабораторный потенциал, о чем свидетельствует масштаб тестирования в ДРК, проведенный Национальным институтом биомедициалов.

Второй была разработка геномного надзора с базами данных ДНК для осуществления надзора. Это дает стране возможность изменить методы реагирования на вспышки, включая Эболу, КОВИД-19, холеру и корь.

В классическом эпиднадзоре эпидемиологи отслеживают людей и пытаются понять связи между ними во время вспышки. Геномное наблюдение позволяет исследователям быстро подключать людей, зараженных одним и тем же вирусом. Затем они могут быстро рассказать историю его передачи в сообществе. Это помогает объяснить динамику вспышки и то, как вирус передается от одного человека к другому и от одного сообщества к другому.

Третьим важным событием стало построение взаимодействия с сообществом для обеспечения того, чтобы сообщество способствовало ответным действиям. Это включает в себя работу, проделанную общественными работниками здравоохранения, и место, отведенное лидерам сообщества в ответных мерах.

В случае Эболы члены сообщества являются частью группы людей, отслеживающих случаи Эболы во время вспышки. Их знание их сообщества ускоряет поиск людей, которые были в контакте с пациентами с Эболой. Они также способствуют приемлемости национальных и международных групп реагирования для сообщества.

Это очень важно, особенно в сельской местности, где правительство обычно не доверяет.

ДРК также укрепила свою исследовательскую систему. Благодаря различным партнерским связям и сотрудничеству с Epicenter, Национальным институтом здравоохранения США и Лондонской школой тропической медицины и гигиены, Национальный исследовательский медико-санитарный институт DRC во главе с профессором Муйембе сделал Эболу излечимой болезнью. Они осуществили рандомизированное, контролируемое исследование терапевтических средств против вируса Эбола, показавшее, что антитела MAb114 и REGN-EB3 превосходили ZMapp по снижению смертности от Эболы.

Помимо результатов испытания, ДРК удалось создать возможности для проведения клинических испытаний, включая испытания вакцин в чрезвычайных ситуациях.

Эти возможности теперь должны использоваться для оценки новых терапевтических средств против COVID-19. Это должно включать традиционную медицину, а также диагностические инструменты и вакцины, которые имеют решающее значение для улучшения реакции на COVID-19 при одновременном лечении холеры и кори.

Качественное здравоохранение как справедливая причина

Шаги, предпринятые ДРК для улучшения реагирования на пандемии, включая предотвращение вспышек, также могут привести к всеобщему охвату медицинским обслуживанием, целью которого является предоставление качественных медицинских услуг для всех.

Я надеюсь, что эпидемия COVID-19 заставит влиятельных людей осознать, что они являются частью того же мира, что и люди с меньшей силой. И это побудит власти перераспределить ресурсы для систем здравоохранения.

ДРК является одной из многих африканских стран, которые не выполнили Абуджийскую декларацию, подписанную ими 19 лет назад, в которой они обязались тратить 15% своего валового внутреннего продукта на здравоохранение. Только Эфиопия, Гамбия и Малави фактически превзошли целевой показатель в 15% по Абудже. ДРК тратит менее 4% своего ВВП на сектор здравоохранения.

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *