Опубликовано : Сен 08, 2020

Взаимодействия на клеточном уровне, которые приводят к цитокиновому шторму при COVID-19

Взаимодействия на клеточном уровне, которые приводят к цитокиновому шторму при COVID-19
Синдром активации макрофагов при COVID-19. SARS-CoV-2 проникает в клетки через рецептор ACE2. Это вызывает гибель клеток легких, и эти умирающие клетки выделяют цитокины, активирующие макрофаги. По отдельности их активирует вирус, попавший в макрофаги. Эти активированные макрофаги привлекают Т-клетки, которые, в свою очередь, активируют больше макрофагов. Это становится петлей положительной обратной связи, которая приводит к MAS и, как следствие, гипервоспалению. Предоставлено: Ре Оцука, Кен-ичиро Сейно. Воспаление и регенерация

Значительный процент случаев COVID-19 является достаточно серьезным, чтобы требовать госпитализации для наблюдения и лечения. Значительное число этих пациентов умирают от болезни, если им кажется, что лечение хорошо поддается лечению. Основной причиной этих смертей является явление, называемое цитокиновым штормом, которое возникает, когда гиперактивация иммунных клеток приводит к образованию большого количества цитокинов (клеточных сигнальных молекул), которые, в свою очередь, вызывают системное гипервоспаление. Если не лечить, это приводит к полиорганной недостаточности и, наконец, к смерти. Если бы цитокиновый шторм можно было ослабить или предотвратить, количество смертных случаев из-за этого явления резко снизилось бы, снизив общую смертность до COVID-19.

Рио Оцука и Кен-ичиро Сейно из Института генетической медицины (IGM) Университета Хоккайдо сделали обзор существующих исследований синдрома активации макрофагов (MAS). В их работе, опубликованной в журнале «Воспаление и регенерация», рассматривается роль, которую MAS играет в COVID-19, и подчеркивается, как существующие методы лечения MAS показали первоначальный успех в облегчении тяжелых случаев COVID-19.

Цитокиновый шторм возникает при других заболеваниях и расстройствах, таких как грипп, пневмония и сепсис, и был довольно подробно изучен. Наряду с МАС сопутствующим синдромом является синдром острого респираторного дистресса (ОРДС), который характеризуется быстрым началом широко распространенного воспаления в легких — общей чертой тяжелых случаев COVID-19. Таким образом, ученые рассмотрели связь между MAS и ARDS и роль MAS в COVID-19.

В их обзоре поясняется, что MAS при COVID-19 сопровождался ARDS и что было задействовано гораздо больше цитокинов, чем в ранее задокументированных случаях MAS. Эта разница вызвана вирусом SARS-CoV-2. Когда вирус проникает в клетки, он вызывает воспалительную реакцию, поскольку клетки борются с ним. Вирус также вызывает воспалительную реакцию, вызывая пироптоз (тип гибели клеток, вызываемый при заражении клеток), который активирует макрофаги. Дополнительно вирус проникает в макрофаги, активируя их. Активированные макрофаги привлекают Т-клетки, которые активируют больше макрофагов, запуская цикл положительной обратной связи. Это вызывает МАС, который, в свою очередь, приводит к ОРДС, которое без лечения является фатальным.

Согласно этому обзору, MAS напрямую запускается цитокинами, такими как интерлейкин-6 (IL-6) и фактор некроза опухоли α (TNFα), и косвенно IL-1. Ученые обсудили предыдущие тематические исследования, в которых использовалась терапия, нацеленная на эти молекулы для подавления MAS.

В обзоре были рассмотрены методы лечения, нацеленные на молекулы, вызывающие MAS, которые обещают снизить тяжесть COVID-19. Были проведены предварительные испытания тоцилизумаба (блокатора ИЛ-6) для тяжелых случаев в Китае и анакинры (лекарственного средства против ИЛ-1) для нетяжелых случаев в Италии, и результаты в целом положительные. Кроме того, в исследовании, проведенном с участием 19 пациентов в США, лечение акалабрутинибом, препаратом, нацеленным на выработку IL-1, также имело благоприятные результаты в тяжелых случаях COVID-19. В настоящее время проводится множество клинических испытаний, в ходе которых тестируется множество лекарств, действующих на различные аспекты и стадии заражения SARS-CoV-2. «Многообещающие клинические испытания должны быть воспроизведены в гораздо большем масштабе, прежде чем будет подтверждена их эффективность», — говорит Рио Оцука. «В процессе мы можем найти ключи к новому лечению»./P>

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *